Boris Pasternak. 1930, April

Борис Леонидович Пастернак — русский писатель, поэт, переводчик.
(29 января [10 февраля] 1890, Москва — 30 мая 1960, Переделкино, Московская область).

Письмо к О.Д.Форш.
1.11/ <19>27.
Глубокоуважаемая и дорогая Ольга Дмитриевна!
Моему свинству должен быть наконец положен предел. Наперед это мне послужит наукой. Надо давать выраженье естественной радости тотчас по вскрытии бандероли, не дожидаясь того, как сложится чтенье присланного и что именно ему помешает. Примете ли Вы теперь мое столь запоздалое и слишком, вероятно, для Вас остывшее спасибо?
Тем временем я успел прочесть и чудесный Ваш «Горячий цех». Наверное, я ничего не понимаю, но при однородной, сизифовой, навязанной (как, вообще говоря, навязана человеку история) задаче, позволяющей ставить «Московские> рассказы» в параллель с Вашими последними работами, высоты «Цеха» больше других достигает рассказ «Во дворце труда». Как раз по этой вещи и ложится моя благодарность Вам, быть может оставив недооцененными другие. Рядом с вещами, измеряющими новизну набежавших перемен мерой задумчивости далеко назад оглядывающегося человека, простые описанья этих перемен, как бы они ни были художественны, необходимо проигрывают. Но не всё драмы писать, скажете Вы, и будете правы.
На «Салтычихине гроте» застали меня неожиданные затрудненья, о которых не стоит говорить, и, не успев Вас вовремя поблагодарить за доставленное наслажденье, за память и надпись, я должен был на время позабыть обо всем на свете ради одной не в меру затянувшейся работы. Тогда, до «Цеха» и «Дворца труда», я с восхищеньем глазел на Ваш густой бытовой цукат, так далеко отставая от Вас в его знаньи, что не всегда он мне казался правдоподобным. В том же, что в последнем заключеньи я, вероятно, не отдал ему должного, виноваты только Вы и Ваша последняя вещь. Рассуждать о ее достоинствах в подкрепление своего чувства вряд ли было бы удобно: Вы вправе этим не интересоваться. Все, что Вам нужно для Вашего общественно>-исторического расчета от фактов, взято Вами так, что точно лишь случившийся вовремя читатель додумывает за Вас эти, безотчетно легшие ему в руку положенья. Таков в особенности конец вещи.
Как Ваше здоровье, Ольга Дмитриевна?
Вполне ли Вы оправились после московского ушиба? Еще раз горячо Вас благодарю за все. От души желаю Вам работать и дальше с тем же увлеченьем, как и над напечатанной частью.
Преданный Вам
Б. Пастернак.

Ист. Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1979 год.

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal News2.ru Google Bookmarks Закладки Yandex Ru-marks Ruspace

Tags: ,